«Кадровик Плюс» - это правильный журнал для думающих людей. Это синтез жизненного опыта, профессионализма и высокой самоорганизации, необходимый для управления персоналом, грамотного ведения кадрового делопроизводства, оформления трудовых книжек и осмысления комментариев трудового законодательства.

    Книги кадровику

     
    Практический комментарий ТК РФ для работодателя
  Практический комментарий
ТК РФ для работодателя
     
    Правила внутреннего трудового распорядка и другие локальные нормативные акты
  Правила внутреннего трудового распорядка и другие локальные нормативные акты
   

    Партнеры

     
    Помощник кадровика

    Реклама

     
   
    Главная    |    Кадровик Плюс    |    Контакты   

Совсем другая пенсия или – И снова, здравствуйте!

Минздрав разработал проект новой пенсионной реформы. Первыми на эти планы отреагировали негосударственные пенсионные фонды, заявив, что правительство собирается ликвидировать их бизнес.

В начале июня Пенсионный фонд России (ПФР) принял решение расторгнуть трансферагентские соглашения с тремя негосударственными пенсионными фондами (НПФ), на которые поступило наибольшее количество жалоб граждан. Жалобы связаны с тем, что в эти фонды — «Благосостояние», «Норильский никель» и «Ренессанс жизнь и пенсии» — пенсионные накопления россиян переводились из государственной управляющей компании без ведома самих граждан.

Проштрафившиеся фонды признали факт нарушения и пообещали в кратчайшие сроки все исправить, но заявили при этом, что считают санкции ПРФ слишком жесткими и несопоставимыми с масштабом нарушений. Одновременно скандал начал приобретать политическую окраску: СМИ запестрели заявлениями анонимных топ-менеджеров НПФ и представителей Национальной ассоциации негосударственных пенсионных фондов (НАПФ), что санкции в отношении трех ведущих НПФ (а все нарушители входят в первую двадцатку негосударственных пенсионных фондов) — это первые шаги Минздравсоцразвития по претворению в жизнь коварного плана новой пенсионной реформы. Эта реформа якобы предусматривает отмену накопительной части пенсий, что, соответственно, приведет к ликвидации всего бизнеса НПФ.

Что здесь правда, а что вымысел, разобраться довольно сложно. Тем не менее постараемся это сделать.

Хроническая болезнь мошенничества

Сейчас ставка взносов в Пенсионный фонд РФ составляет 26%, из них 6% идет на финансирование накопительной части пенсии. Накопительная часть пенсий четырех из пяти россиян сейчас размещена в государственной управляющей компании — Внешэкономбанке. Это размещение производится по умолчанию, но любой гражданин имеет право перевести средства накопительной части своей пенсии из государственной компании в частный пенсионный фонд. НПФ — точнее, управляющая компания (УК), но сейчас это не важно — будет инвестировать средства граждан в различные активы, всячески их приумножая, в результате к моменту выхода гражданина на пенсию на его счете в НПФ может скопиться весьма значительная сумма, достаточная для безбедного существования в старости. Это в теории. На практике конечный результат зависит от многих факторов — от компетентности и добросовестности менеджеров УК до ситуации на рынках.

Впрочем, важнее другое: «В России компании, управляющие активами негосударственных пенсионных фондов, имеют право взимать комиссионные в размере до 10% валового дохода. Кроме того, сами НПФ могут взимать комиссионные до 15% чистого дохода без учета комиссионных, выплачиваемых управляющим компаниям. Таким образом, если инвестиционный доход составляет, например, 10 тыс. рублей, то управляющая компания может получить тысячу рублей, а НПФ — 1350 рублей. Вместе взятые, они могут иметь комиссионные в размере 23,5%». Это цитата из доклада Минздрава «Итоги пенсионной реформы и перспективы пенсионной системы РФ».

Понятно, что в такой ситуации пенсионные фонды весьма заинтересованы в переводе пенсионных средств граждан из государственной УК к себе. Благо для этого нужно только заявление с личной подписью гражданина, в котором указаны его паспортные данные и номер пенсионного страхового свидетельства. Учитывая, что базы данных паспортов и пенсионных удостоверений можно без проблем купить на рынке, соблазн фальсификации заявлений граждан о переводе средств для многих оказывается почти непреодолимым (под «многими» в первую очередь понимаются не столько сами НПФ, сколько их страховые агенты, получающие оплату в зависимости от количества привлеченных клиентов). Неудивительно, что неправомерные переводы пенсионных счетов граждан из государственной УК в частные НПФ — хроническая болезнь нашей пенсионной системы. И жесткость санкций со стороны ПФР в адрес трех крупных фондов тоже объяснима, хотя фонды утверждают, что количество жалоб ничтожно мало по сравнению с общим количеством их клиентов. «Мы это мелочью не считаем, — парирует начальник отдела пресс-службы ПФР Станислав Дегтярев. — Проблема существует не первый год, и те НПФ, которые хотели ее решить, — решили, так что на них жалоб не поступает. Что касается оправданий, что во всем виноваты недобросовестные агенты, то НПФ ищут причины проблем где угодно, только не у себя. Между тем, подписывая трансферагентские соглашения, пенсионные фонды берут на себя всю ответственность за правдивость предоставляемых нам сведений». Выбранное наказание — расторжение трансферагентского соглашения — тоже выглядит вполне адекватно: ведь фонды-нарушители не выполнили главное требование этих соглашений.

Но фонды с этим не согласны. «Действительно, есть объективная проблема мошенничества, — говорит глава НПФ “Стальфонд” Андрей Никитченко. — Не надо представлять ситуацию так, что во всем виноваты только НПФ. Фундаментальная причина таких явлений в том, что на рынке гуляют базы персональных данных, поэтому соблазн мошенничества очень велик. Отзывая трансферагентские соглашения, ПФР послал очень жесткий сигнал рынку: мы следим, так что будьте внимательны. Но реагирование на подобные случаи должно быть не ситуативным, а системным со стороны как ПФР, так и НПФ: надо бороться с утечками баз данных, надо выдавить мошенников с рынка, надо привлекать к ответственности конкретных мошенников. Мы, например, два года назад привлекли к уголовной ответственности агента-мошенника, довели дело до суда, и он получил четыре с половиной года».

Копить или не копить?

Что же касается попыток НПФ объяснить данный случай планами новой пенсионной реформы, то здесь ситуация гораздо интереснее. Дело в том, что такие планы действительно существуют, о чем на прошлой неделе официально заявил заместитель министра здравоохранения и социального развития, статс-секретарь Минздравсоцразвития Юрий Воронин. По его словам, окончательный план реформы будет передан на утверждение правительства в ноябре этого года, а работать по новым правилам пенсионная система начнет с 2014-го.

Многие детали реформы еще не ясны, но уже сейчас можно констатировать, что накопительную часть пенсий формально упразднять никто не собирается. Впрочем, опасения НПФ не совсем беспочвенны: Минздрав предлагает предоставить гражданам право переводить накопительную часть — 6% заработка — в страховую часть пенсии. То есть накопительная часть становится добровольной. Правда, с точки зрения НПФ такой подход от запрета накопительной части отличается не сильно: при сегодняшнем низком уровне доверия россиян к фондовому рынку и инвестиционным институтам бегство клиентов из накопительной системы вполне возможно.

Однако многое будет зависеть от сопутствующих факторов, и поэтому самый жесткий спор между НПФ и ПФР сегодня идет о том, какую опцию сделать базовой: или все пенсионные взносы будут зачисляться в страховую часть, а по заявлению граждан 6% будет перечисляться в накопительную (и, соответственно, могут достаться НПФ), либо, наоборот, эти 6% пойдут в накопительную часть и лишь по специальному заявлению гражданина будут перечисляться в страховую. При тотальной аллергии наших сограждан на любые бюрократические процедуры понятно, что именно базового варианта будет придерживаться 80% россиян. Так что судьба пенсионного бизнеса во многом зависит от того, кто победит в сегодняшнем споре.

Впрочем, уже сейчас можно уверенно сказать, что правительство отказалось от намерения форсированно развивать накопительное пенсионное обеспечение: в частности, не нашла отклика в проекте новой реформы давно лоббируемая НПФ идея создать специальный страховой фонд для частных пенсионных накоплений (наподобие Агентства по страхованию вкладов в банковской сфере). Не упоминают чиновники и государственную пропагандистскую кампанию про выгоды пенсионных накоплений, о необходимости которой постоянно твердят НПФ. В общем, горячка перекладывания государственных пенсионных обязательств на частные институты, похоже, закончилась. Упор теперь делается на государственные распределительные механизмы.

Чтобы понять, чем это грозит пенсионной системе, необходимо оценить сравнительные преимущества и недостатки двух систем — накопительной и распределительной.

Основной проблемой накопительных систем является то, что они фактически переносят на работника конъюнктурные риски: в случае падения стоимости активов, как это было во время кризиса, пенсионные накопления граждан тоже резко сокращаются. Так, по данным ОЭСР, в 2008 году стоимость активов пенсионных фондов стран ОЭСР упала на 19% (потери составили 3,5 трлн долларов). За 2009 год пенсионные фонды в этих странах восстановили почти половину потерь, заработав 1,5 трлн долларов, но и в конце 2010 года величина активов пенсионных фондов в развитых странах все еще была ниже докризисного пика (76% ВВП против 78%). При этом кризис показал, что в накопительных системах поколения, выходящие на пенсию в момент конъюнктурного спада, вынуждены довольствоваться меньшей пенсией, чем другие поколения.

Еще одна хроническая проблема накопительных систем — высокие затраты на администрирование, которые существенно уменьшают доходы будущих пенсионеров. Страны, где накопительная система приобрела существенный масштаб, даже вынуждены законодательно ограничивать комиссионные управляющих компаний. Такие ограничения установили, в частности, Польша и Мексика, а Чехия и Венгрия ввели штрафы за частый переход клиентов из фонда в фонд, чтобы уменьшить расходы НПФ на переманивание клиентов.

Главный общепризнанный плюс накопительных систем — устойчивость к ухудшению демографической ситуации. А для государственных распределительных систем демография является главной проблемой. «Главный и единственный недостаток распределительного механизма пенсионного обеспечения — его незащищенность от демографического кризиса», — отмечается в уже упоминавшемся докладе Минздрава «Итоги пенсионной реформы и перспективы пенсионной системы РФ», но тут же подчеркивается, что этот недостаток «не может быть устранен путем усиления накопительного механизма пенсионного обеспечения».

Зато, как показало исследование Всемирного банка в 2009 году, распределительные системы более устойчивы к кризисам, во всяком случае, влияние финансового кризиса в странах с распределительной пенсионной системой оказалось незначительным по сравнению с влиянием демографических тенденций.

Попытки компенсировать слабости одной системы за счет преимуществ другой привели к тому, что в развитых странах сегодня преобладают комбинированные системы, включающие в себя и распределительный, и накопительный компоненты. Но упор делается на распределительную систему. Как констатируется в недавнем обзоре Центра макроэкономических исследований Сбербанка, посвященном пенсионным системам, из 30 стран ОЭСР распределительная система действует в 25 странах. Обязательная накопительная — в 11 странах, добровольная накопительная система играет значимую роль лишь в 9 странах. При этом доля распределительной системы в пенсионных выплатах в среднем составляет 68%, доля обязательных накопительных систем — 19%, доля добровольных накопительных — 13%. Выплаты по распределительным системам составляют в странах ОЭСР в среднем 6,5% ВВП, по обязательным накопительным — 1,8% ВВП.

Так что, строя комбинированную пенсионную систему с упором на распределительный механизм, Россия движется в русле мировых тенденций. Но остается главный вопрос: как все-таки защитить эту систему от демографического кризиса?

Новые формулы старости

Ответом на него, по замыслу инициаторов новой пенсионной реформы, станет отказ от верхнего предела зарплат, с которых платятся пенсионные взносы. Если сейчас страховыми взносами облагается зарплата до 463 тыс. рублей в год, а как альтернатива снижению страховых взносов обсуждается повышение этого порога до 1,5 млн рублей, то с 2014 года он будет вообще отменен. Напомним, что существование порога зарплат, выше которого социальные взносы не взимаются, объясняется простым соображением: богатые люди, как правило, не сильно нуждаются в социальном обеспечении, решая проблемы со здоровьем и возрастом за счет собственных доходов и накоплений. Однако сейчас эта житейская логика заменяется соображениями «социальной ответственности»: если богатый — делись.

Есть, правда, одна проблема — увеличение объема страховых накоплений в сегодняшней пенсионной системе автоматически означает рост обязательств Пенсионного фонда. Это так называемая эквивалентная формула: сколько взносов поступило с зарплаты работника — столько потом ему и должно быть выплачено в виде пенсии. В этой ситуации отмена порога обложения бессмысленна. Поэтому ПФР планирует отказаться от эквивалентной формулы — размер пенсии будет связан с объемом страховых пенсионных платежей очень опосредованно.

Во-первых, по замыслу ПФР, полные пенсионные права гражданин сможет получить только при наличии тридцатилетнего трудового стажа, а для минимальных пенсионных прав будет необходим стаж в пятнадцать лет (вместо пяти лет сейчас). При этом «полные пенсионные права» на самом деле означают, что гражданин получит в виде пенсии только 0,75 суммы своих страховых взносов, то есть три рубля из четырех уплаченных. Для работников с минимально допустимым — пятнадцатилетним — стажем коэффициент составит 0,55, то есть в виде пенсий они получат лишь чуть больше половины своих взносов.

В сегодняшних реалиях это звучит жестковато, но ПФР ссылается на 102-ю конвенцию Международной организации труда (МОТ), которая и определяет размер трудового стажа для минимальной и полной пенсии — эти самые 15 и 30 лет. Здесь, правда, необходимо отметить, что Россия не ратифицировала упомянутую конвенцию МОТ, так что выполнять ее требования не обязана (это, кстати, относится и к пресловутому коэффициенту замещения в 40%, ради достижения которого правительство затеяло повышение ЕСН). Но у чиновников (и не только наших) принято при проведении непопулярных мероприятий ссылаться на требования всяких международных контор с названиями из трех букв (ВТО, ВОЗ, МОТ и т. д.), и кто же их за это осудит.

Во-вторых, предполагается отказаться от сегодняшней практики индексации пенсий по уровню инфляции. Вместо этого пенсии ежегодно будут индексироваться в соответствии с ростом средней зарплаты. А поскольку зарплаты, как правило, растут медленнее инфляции, у ПФР появляются дополнительные возможности экономии средств (правда, при этом пенсионные накопления граждан дополнительно обесцениваются).

И наконец, в-третьих, ключевым элементом новой пенсионной реформы станет учет при определении размера пенсий демографической и макроэкономической нагрузки. Что это такое, можно посмотреть на примере зарубежных стран. В частности, в Германии пенсионные выплаты устанавливаются в зависимости от коэффициента нагрузки на работников, то есть количества пенсионеров на одного работающего: чем выше нагрузка, тем меньше рост пенсий. В Италии, Польше и Швеции во время выхода на пенсию взносы работника в систему будут индексированы по росту ВВП. В Швеции введено автоматическое понижение выплачиваемых пенсий, если сумма будущих обязательств оказывается ниже суммы будущих поступлений. В Канаде каждые три года рассчитывается баланс пенсионной системы, и в случае дефицита пенсии замораживаются на следующие три года.

Нечто подобное ПФР планирует вести и в России. Что конкретно, в каком виде и с какими коэффициентами — узнаем, видимо, в ноябре. Но уже сейчас можно сказать, что страховые пенсии станут меньше. Теоретически это повысит относительную привлекательность накопительных пенсионных схем, так что НПФ от реформы могут даже выиграть. Впрочем, более реальным представляется другой сценарий — интерес россиян к пенсионным вопросам еще больше снизится, и страховые выплаты будут восприниматься всего лишь как еще один несправедливый побор со стороны государства. Отметим, что, по данным опроса Фонда общественного мнения, 36% россиян хотели бы продолжать работать и после достижения пенсионного возраста (главная причина такого желания — слишком маленькие пенсии, вторая по значимости — «люблю свою работу, скучно сидеть дома»).

Снижение страховых пенсий явно увеличит число желающих работать «до гробовой доски». Тогда лет через десять без больших потрясений можно будет провести еще одну пенсионную реформу, совсем отменяющую пенсии. Пока это звучит диковато, однако, например, в Великобритании уже сейчас всерьез обсуждается возможность отмены пенсий как таковых и замены их на пособие по возрасту. Размер этого пособия будет таким, чтобы лишь компенсировать снижение доходов работника, связанных с возрастными ограничениями.

К необходимости аналогичных решений рано или поздно придут все развитые страны. Так что главным правилом в третьем тысячелетии, похоже, будет «работай или умри».

Два сценария на два года

Поскольку запуск новой пенсионной реформы планируется только с 2014 года, правительству предстоит решить, как будет функционировать пенсионная система до этого. Основная проблема — ставки тарифов страховых взносов, которые убивают предпринимательскую активность в несырьевых отраслях, где главным капиталом являются кадры и, соответственно, главной статьей расходов — зарплата.

Окончательное решение о снижении ставок перенесено во второй раз (сначала президент потребовал от правительства представить соответствующие решения к 1 июня, потом — к 8 июня, теперь срок продлен уже до 22-го).

Правда, теперь уже определены два основных варианта, из которых и будет сделан окончательный выбор.

Первый вариант предполагает дифференциацию ставок страховых платежей в зависимости от размера бизнеса: для крупных предприятий она сохранится на уровне 34%, для среднего бизнеса приблизится к 26%, а вот у неторгового малого бизнеса составит от 16 до 20%. Второй вариант подразумевает, что ставка для всех снизится до 30%, а неторговый малый бизнес должен будет платить также от 16 до 20%.

Основное препятствие для реализации первого варианта — сложность проверки конкретных компаний на соответствие критериям среднего предприятия: согласно действующему законодательству, это предприятия с годовой выручкой до 1 млрд рублей (без НДС) и персоналом до 250 работников. Помощник президента Аркадий Дворкович заявил о необходимости «уведомительного порядка без излишних проверок», то есть пусть компания сама объявляет себя средним бизнесом и начинает платить страховые тарифы по меньшим ставкам, не дожидаясь решения фискальных органов. Но вряд ли Минфин и ПФР поддержат этот вариант, поскольку риск злоупотреблений слишком велик: вероятно, многие не устоят перед искушением рискнуть — в надежде, что за два года у контрольных органов до них просто не дойдут руки.

Тем более что лоббисты крупного бизнеса уже начали угрожать сторонникам этого варианта большими бюджетными проблемами: мол, крупный бизнес разделится на средние компании, и вместо высоких сборов страховые фонды получат сплошной минус. Вряд ли эти опасения стоит воспринимать всерьез — крупная компания всегда имеет существенные преимущества перед группой мелких, в частности в привлечении внешнего финансирования. Так что очень немногие захотят раздробить свои фирмы ради несчастных 8% ЕСН. Проще уж поднять цену на продукцию или сократить инвестиционные программы, что и сделало две трети российских предприятий после повышения ставок. Не слишком адекватны и рассуждения о том, что дифференциация ставок для среднего и крупного бизнеса отобьет у средних компаний охоту к развитию и укрупнению (напомним, речь идет всего лишь о перспективе двух лет).

Второй вариант, предполагающий снижение ставки для всех, реализовать проще, и он, очевидно, встретит меньше сопротивления как некий компромисс для всех заинтересованных сторон. Правда, при этом не стоит надеяться, что компании, перешедшие с начала года на «конвертные» схемы выплаты зарплат, захотят «вернуть все взад». Но и при любом другом варианте на это рассчитывать не приходится, а вот плюсы от второго варианта могут быть. «Если все же будет принят второй вариант, то это станет позитивным фактором для большинства российских публичных компаний и повлияет на котировки их акций, поскольку финансовые результаты можно будет улучшить благодаря росту рентабельности в связи с некоторым сокращением расходов на персонал, — уверен аналитик “Инвесткафе” Антон Сафонов. — Однако отыгрываться этот фактор будет только в конце 2011 года или даже в 2012-м, так как последствия будут заметны не раньше чем через пару кварталов, когда будет опубликована поквартальная финансовая отчетность. Например, продуктовому ритейлу снижение ставки страховых взносов для крупного бизнеса до 30 процентов позволит уменьшить общехозяйственные и административные расходы в среднем на 2–2,5 процента. В результате только за счет этого фактора увеличится рентабельность по EBITDA на 0,15–0,3 процента».

Впрочем, привлекательность того или иного варианта в конце концов будет зависеть от того, какими дополнительными условиями он будет обставлен. Ведь выпадающие доходы Пенсионного фонда надо будет как-то компенсировать. Один из обсуждаемых вариантов — повышение налога на прибыль. Но если тарифы снизят, а налог на прибыль одновременно повысят, то бизнесу радости будет мало (во всяком случае тем компаниям, у которых есть прибыль).

Есть вариант компенсировать снижение тарифов повышением порога облагаемых зарплат. Но в этом случае бизнесу тоже мало радости, поскольку общий размер платежей с фонда заработной платы все равно останется высоким. Наиболее привлекательным для бизнеса вариантом — и при этом единственным, обеспечивающим реальное снижение фискального бремени, — стала бы компенсация потерь Пенсионного фонда из резервного Фонда национального благосостояния, тем более что ФНБ и создавался специально для ликвидации дисбалансов в ПФР. Остается только выяснить, готов ли Минфин в очередной раз распечатать свою кубышку.

 

http://expert.ru/expert/2011/23/sovsem-drugaya-pensiya/
«Эксперт» №23 (757)

 

Наш комментарий

За последние 20 лет стратегия в отношении пенсионной реформы менялась неоднократно. Но каждый раз в «дураках» оказывались пенсионеры. Интересно, что будет, если насмотревшись на мытарства своих дедушек и бабушек, а также и родителей, молодые люди (те, кому сейчас 20-30 лет) просто плюнут и перестанут вообще платить жуликам и мошенникам, изобретающим каждые пять лет новый способ ограбления населения…

P.S. Для «компетентных» товарищей – это не призыв к экстремизму.

Это призыв к разуму и справедливости. Так что шить «дело» не стоит…

 
   

    Читателю

       
    Свежий номер
    Архив журнала
       

    Статьи

     
    Номенклатура дел
    Ведение «личных дел»
    Методические рекомендации
    Трудовые книжки
    Оформление приказов
    Кадровое делопроизводство
    Мифы и стереотипы
    Вопросы-ответы
    Правовой ликбез
     

    Кадровику на заметку

     
    Схемы действий
    «Ноу хау»
    Случаи из жизни
    Полезные ссылки

    Кадровые новости


28.07.2017
Минфин внес в правительство концепцию очередной пенсионной реформы

Министерство финансов внесло в правительство доработанную концепцию индивидуального пенсионного капитала (ИПК), который должен заменить государственную накопительную систему, сообщают «Ведомости». Суть проекта в том, что граждан будут фактически заставлять копить на пенсию.

По системе ИПК взносы должен будет делать не работодатель, а работник из своей зарплаты. Он сможет выбрать ставку от 0 до 6%, а если этого не сделает, то ставка автоматически будет ежегодно подниматься на 1%. К новой системе россиян будут подключать автоматически. Как это будет делаться, Минфин не решил и предложил правительству несколько способов. 

Например, норму об ИПК можно включить в Трудовой кодекс. Другой вариант — заключение публичной оферты НПФ, на которую человек будет соглашаться «молчанием». Против автоматический подписки на ИПК выступает Минтруд, он отправил замечания в Минфин на прошлой неделе. Кроме того, о сомнительности автоподписки заявили в Счетной палате: если заключить договор с человеком без его согласия, это противоречит Гражданскому кодексу, человек должен осознавать, что он подписывает и сколько денег забирается из его заработка. При автоподписке у россиянина останется возможность написать заявление с требованием вернуть удержанные работодателем для отчисления на пенсию средства. 

Когда правительство одобрит концепцию, в Госдуму будет внесен пакет законов. По словам председателя комитета Госдумы по финансовому рынку Анатолия Аксакова, документы должны поступить в парламент осенью.

https://www.znak.com/2017-07-26/minfin_vnes_v_pravitelstvo_koncepciyu_ocherednoy_pensionnoy_reformy


28.07.2017
Во сколько обходится президент страны когда пенсионерам "прибавляют" по рублю....

Просто пойдите по ссылке    https://www.facebook.com/eshkinkrot/videos/500117753658624/

и вы поймете - почему "денег нет"...


24.07.2017
Минтруд через суд попросили обосновать колоссальные пенсии депутатов Защитник хочет получить от чиновников развернутый ответ

Адвокат Юрий Качан подал в суд на министра труда и социальной защиты РФ Максима Топилина. Заявитель требует объяснить, почему депутаты Госдумы получают колоссальные по размеру пенсии, в то время как большинство пожилых граждан влачит полунищенское существование.

В своем исковом заявлении, копия которого есть у РАПСИ, Качан просит разъяснить, на каком основании в России "существует отдельное законодательство", ставящее депутатов в привилегированное положение.

Адвокат указывает, что подавляющее большинство российских пенсионеров влачит полунищенское существование вследствие мизерных размеров пенсий по старости. При этом "по всей территории РФ построены дворцы из мрамора и гранита – здания главных управлений ПФР", а правительство активно муссирует вопрос об увеличении пенсионного возраста.

Соответчиком по иску заявлена замглавы департамента пенсионного обеспечения Минтруда Елена Москалева. Качан просит суд обязать чиновников дать развёрнутые ответы об обоснованности размера пенсий для депутатов. Адвокат заявляет, что неоднократно обращался с этими вопросами в соответствующие органы, однако получил отовсюду отписки. Мещанский суд Москвы рассмотрит исковое заявление 31 июля.

Напомним, что недавно Россия вошла в пятерку самых некомфортных стран для пенсионеров по версии французской финансовой корпорации Natixis. Хуже, чем у нас, старикам живется в Бразилии, Греции и Индии. И дело не только в низком уровне пенсий: Россия оказалась в аутсайдерах по продолжительности жизни из-за неблагоприятных экологических условий и низкого качества медицинских услуг.

Анастасия Власова 

http://www.mk.ru/economics/2017/07/24/mintrud-cherez-sud-poprosili-obosnovat-kolossalnye-pensii-deputatov.html

 
 
   
Кадровик
Все фотографии и материалы получены из открытых источников и опубликованы в информационных целях. В случае неосознанного нарушения авторских прав они будут убраны после получения соответствующей просьбы от авторов, правоохранительных органов или издателей в письменном виде. Информация и изображения представлены как познавательный материал. Права на ретранслированные материалы принадлежат первоисточникам.